Фигура умолчания: как обложка с Тесс Холлидей сделала полных женщин видимыми

0

После публикации фото в купальнике плюс-сайз-модели Тесс Холлидей на обложке журнала Cosmopolitan российские соцсети перекорёжило: прошла война диванных баталий на тему можно или нет публиковать ТАКОЕ в качестве «девушки Космо». Колумнистка Ольга Карчевская рассказывает, что поразило ее в комментариях больше всего.

lazy placeholder - Фигура умолчания: как обложка с Тесс Холлидей сделала полных женщин видимыми

Ольга Карчевская

lazy placeholder - Фигура умолчания: как обложка с Тесс Холлидей сделала полных женщин видимыми

Вот, например, типичный комментарий, таких было очень много в разных вариациях: «Меня в подобных фотографиях и кампаниях пугает то, что такое ожирение обычно это проблемы со здоровьем. И это выглядит не как призыв к свободе, а как воспитание иллюзий у женщин подобной комплекции. Подобное ожирение сопровождается чаще всего диабетом, проблемами со спиной, суставами, сердцем. Я уже молчу про нарушенный метаболизм и больной ЖКТ. Я против подобных фотографий, потому что они помогают внушить подобным женщин иллюзии, объяснить, что проблема не в них, а в окружающих, которые якобы их шеймят (стыдят и травят — прим. ред.). Фокус смещается и ответственность перекладывается на других».

Это удивительный выверт «сострадания к толстым». Вероятно, они просто не в курсе, сколько они весят и как выглядят, мы им сейчас на это укажем, после чего они устыдятся и незамедлительно похудеют.

Так и спасём их от всех вышеперечисленных проблем со здоровьем. Эдакая шоковая терапия. Ну или хотя бы надо их как-то не выпячивать, ведь чем меньше их на обложках журналов, тем меньше их будет в реальной жизни, не так ли?

Эм, погодите, но ведь до недавнего времени их на обложках журналов и так не было, а в реальной жизни — завались. Может быть, их нельзя нигде показывать? В кино, например. Ну и что, что женщину с невписывающимся в стандарты красоты весом почти никогда не увидишь в кино в качестве романтической героини — разве что такой забавной и нелепой, как Бриджит Джонс, например. Впрочем, Бриджит Джонс просто округлая, она не по-настоящему толстая, поэтому хоть и со смешками, но влюбиться в неё тоже можно, и на старуху бывает проруха. А вот была бы раза в два побольше — то всё, могла бы только смешить людей, ну либо быть женщиной сложной судьбы, которую никто не любит.

В реальной жизни людей любят не за их вес, а за их уникальную личность. Люди с любым весом занимаются сексом, женятся и выходят замуж, рожают детей, либо вступают в необременительные отношения. Но кино с таким раскладом ещё только предстоит снять.

При этом вес далеко не всегда является личным выбором: учёные недавно заговорили о том, что вес намного больше обусловлен генами и биотой (микрофлорой кишечника), чем образом жизни. Существуют всепожирающие очень худые люди, которые и почти не двигаются, и существуют марафонские бегуны с внушительным весом. Всё очень индивидуально: чей-то вес можно скорректировать спортом и диетой (и то — не навсегда), чей-то — сложно или невозможно. Кроме того, прямой корреляции между «лишним» весом и определенными заболеваниями не доказаны. Напротив, «лишний» вес может быть полезен для здоровья.

lazy placeholder - Фигура умолчания: как обложка с Тесс Холлидей сделала полных женщин видимыми

А вот стресс от оскорблений может оказать потенциально фатальное воздействие на здоровье людей, страдающих ожирением. Он способен привести к увеличению риска развития сердечно-сосудистых заболеваний и нарушений обмена веществ. К такому выводу пришли авторы исследования, опубликованного в журнале Obesity.

То есть, если вы действительно желаете здоровья полным людям — воздержитесь от хейтерской лексики и поддержки фэтфобской (то есть страдающей страхом ненавистью к полным людям — прим. ред.) культуры, которая пронизывает общество.

Wonderzine пишет: «Согласно исследованию на портале Public Library of Science, чем больше разных фигур мы видим, тем легче нам их принять: если бы в медиа мы встречали женщин разных размеров, то относились бы к ним — и к себе — дружелюбнее и спокойнее. Сами понятия «красота» и «красивая фигура» социокультурные: во времена, когда богатые люди имели возможность много есть и не заниматься физическим трудом, полнота была признаком достатка и статуса. В современном же обществе для того, чтобы заниматься спортом и правильно питаться, нужно иметь определенное количество денег, поэтому признаком достатка становится худоба — наряду с ухоженностью или модной одеждой. Полнота при этом клеймится не только с точки зрения красоты: толстых людей чаще считают ленивыми, неаккуратными, слабохарактерными; врачи с большей вероятностью будут искать в весе такого пациента причину всех его проблем, а к толстым работникам относятся требовательнее, чем к худым. Стереотипные представления о том, что женщина обязана быть молодой, худой, модной, ухоженной, тоже действуют. Требования к женской фигуре гораздо выше, чем к мужской, и на толстых женщин оказывается гораздо большее социальное давление, чем на мужчин с такой же комплекцией.

Многие эксперты — например, такие, как Дэн Орниш, про которого мы уже писали— считают, что стигматизация полноты не заставляет людей худеть, а приводит к депрессиям, расстройствам пищевого поведения и даже суициду. Постоянные неудачные попытки похудеть вместе с социальным давлением приводят к приобретенной беспомощности и стрессу. Сейчас, кажется, общество постепенно становится все более терпимым к полноте: появляются плюс-сайз-модели, сайты и даже магазины с нормальными вещами больших размеров. Но само деление на «normal» и «plus» подразумевает, что большие размеры ненормальны, плюс-сайз-модели зачастую худее своей аудитории — так же как обычные модели худее своей».

Но люди не хотят ничего знать о научных исследованиях и медицинских фактах: им просто нравится унижать людей «неудачного» веса. Нравится указывать им что делать и чего не делать, нравится находиться сверху, нравится пугать их.

Ноами Вульф в книге «Миф о красоте» пишет про это так: «Вес женщины, так же как в прежние времена — состояние ее девственной плевы, это не ее личное дело, а вопрос, который беспокоит все сообщество: «Давайте помолимся за нашу сестру» превратилось в «Мы все поможем тебе похудеть»

На этот счёт есть рационализаторское предложение: а давайте все займёмся собственным здоровьем и собственной жизнь в целом, а от других людей отстанем — окончательно и бесповоротно. Вот так просто, да.

Стелла Чиркова главред «Психология эффективной жизни» пишет у себя в Фейсбуке: «Как выяснилось, Тесс Холидей на обложке Космо для каждого о своем. Для меня это послание о том, что каждая женщина, если ей хочется, может наряжаться, краситься, устраивать фотосессии и радоваться. Прямо сегодня, а не когда ее внешность станет идеальной по чьим-то критериям. Тысячи женщин откладывают покупку красивых нарядов или стесняются ходить на пляж, поскольку «не такие», и они пытаются сначала себя усовершенствовать, а только потом начать жить. Это «потом» у многих так не наступает, поскольку они сначала «слишком толстые-слишком плоские-слишком бледные- слишком неспортивные-слишком костлявые-слишком кривоногие», а потом становятся «слишком старые».

Тесс на обложке — символ того, что можно прямо сегодня. Можно всем.

И не надо приплетать тему здоровья. Это не журнал «Образец здоровья», это журнал про одежду, макияж, прически, дружбу, любовь, секс и так далее — все это может позволить себе любая женщина, здорова она или нет, выглядит она здоровой или нет. Любая. Сейчас, а не когда вылечится или уберет визуальные приметы имеющихся/потенциальных проблем. Не только физически здоровые имеют право путешествовать, ходить на пляж, заводить отношения, наряжаться и радоваться жизни. Это 21 век, а не древняя Спарта».

lazy placeholder - Фигура умолчания: как обложка с Тесс Холлидей сделала полных женщин видимыми

Какое послание получают женщины, когда видят Тесс Холлидей на обложке гламурного журнала? Быть большой — больше не стыдно. Можно иметь объёмное тело и быть успешной и знаменитой — так тоже можно. Любое тело — нормально. Мир больше не принадлежит исключительно худым. Большое тело — тоже секси. Оно включает огромное количество женщин обратно в картину мира.

«Побеждает женщина, которая называет себя красивой и бросает вызов всему миру, чтобы он изменился и увидел ее такой, какая она есть. Женщина побеждает, когда разрешает себе и другим женщинам есть что и когда хочется, быть сексуальной, стареть, носить рабочий комбинезон, диадему из стразов, платье от Balenciaga, манто из магазина секонд-хенд или военные ботинки; наряжаться или ходить почти голой; делать все, что заблагорассудится, следуя своим собственным представлениям об эстетике или игнорируя их. Женщина побеждает, когда она чувствует, что то, что каждая женщина делает со своим телом — без насилия и принуждения, — это ее личное дело».Наоми Вульф, «Миф о красоте»

Почему женщины так часто унижают других женщин, отличающихся от них формой тела? Они подхватили эту заразу у мужчин: те хотят контролировать женщин, в том числе указывая им сколько нужно весить, а женщины используют это как инструмент в конкурентной борьбе.

Критик Джо Бергер как-то сказал на этот счёт: «Мужчины смотрят на женщин, женщины наблюдают за тем, как на них смотрят мужчины. Это определяет характер взаимо­отношений женщин не только с мужчинами, но и друг с другом».

Но ни одна женщина не застрахована от того, чтобы в какой-то момент растолстеть: после родов, в связи с изменениями в гормональном статусе, после операции, травмы или в связи с болезнью. Возможно, женщинам стоит перестать ненавидеть других женщин за их вес — просто потому что так будет безопаснее для нас всех? Ведь однажды любая из нас может обнаружить себя в таком теле, которое сейчас вызывает насмешки и презрение.

«Небывалый натиск мифа о красоте объясняется тем, что это последняя из прежних идеологий, которая еще может удерживать женщин в повиновении. В противном случае под воздействием второй волны феминизма они стали бы действительно независимыми и вышли бы из-под контроля.

На протяжении последних столетий гендерные стереотипы разобщали мужчин и женщин. В викторианскую эпоху мужчины оценивали и выбирали себе жен на ярмарке невест. И сегодня они также оценивают и выбирают женщин, пригвожденных мифом о красоте к позорному столбу, подобно приговоренным к сожжению на костре». Наоми Вульф, «Миф о красоте»

Пора покончить с практикой дегуманизации людей неугодного моде веса. Испытывать презрение к вышедшему за рамки «нормы» весу — вот что действительно стыдно, а не какой бы то ни было вес. Вес не определяет хорош или плох человек, достоин ли он любви, заслуживает ли уважения. И хорошо бы мы просто перестали совсем заострять на этом внимание.

Журналистка Анна Боголепова написала в своей колонке про Тесс: «Глобальные перемены в сознании — это не когда «самая крупная модель на обложке глянца». Это когда вес, размер и объем талии не обсуждаются вовсе. Потому что просто не имеют значения. Когда нет худых и толстых, а есть просто люди».

И совсем плохо дело, если фэтфобией страдают психологи — люди, чья профессия помогать другим обрести самоуважение, не зависящее от обстоятельств. Высказываний о том, что «толстые просто ленивые», а также о том, что они «безобразны», от психологов, расписывающихся таким образом в профессиональной беспомощности, я видела, к сожалению, немало.

lazy placeholder - Фигура умолчания: как обложка с Тесс Холлидей сделала полных женщин видимыми

Колумнистка Cosmo Екатерина Попова: «Два часа в комментариях у френдессы (бывшей) распиналась, почему психолог не должен говорить, что ему неприятно смотреть на полных людей. Что это — непроработанная травма, что она может сказаться на клиентах, что есть общее информационное пространство, которое отравляется такими с виду сдержанными высказываниями. В ответ получаю: «А если ему и правда противно? Мы обяжем его держать свое мнение при себе или трахать двух толстых теток в неделю, чтобы они не чувствовали себя сексуально недообслуженными?»

В связи с этим у меня две мысли. Первая: фото Тесс Холлидей на обложке Cosmo — это, несомненно, прорыв, но до торжества бодипозитива у нас в стране — как Слуцкому до увольнения за харассмент. Второе: многие, судя по всему, при виде полных людей думают только про секс с ними. С ужасом, но думают. У меня нет других объяснений тому, что разговор о перенесении своих эмоций по поводу полноты на работу с клиентами внезапно вызвал взрыв: «Это что, с толстыми людьми и сексом заниматься можно?»

P. S. На мое замечание, что «недообслуженные толстые тетки» — это хейтерская риторика, появляется гневный пост: не затыкайте мне рот, если мне не нравятся в сексуальном плане толстые люди, я буду говорить об этом, и такими словами, какими захочу».

А ещё удивляет и расстраивает, что здоровье полных моделей заботит целую армию блюстителей ЗОЖ, а про здоровье моделей, задающих стандарты красоты, все молчат.

Анна Топилина хорошо подметила: «Мне вот подумалось: есть ведь одна симптоматическая штука, которую мы упускаем из виду. Кого мы видим в Тесс? Толстую девочку из трейлерного парка, из нижайших социальных низов, без особого образования, ставшую матерью-одиночкой в позднем тинейджерстве, которая не смотря на это все смогла добиться многого, повернуть свои «недостатки» в свою пользу, пойти против течения, стать суперзвездой в своём сегменте, заработать большие деньги, найти счастливые отношения, жить (насколько можно понять) счастливо, улучшить жизнь многим людям (своим же примером) и (в конце концов) даже забраться на обложку самого глянцевого из всех глянцевых журналов. Success story? Несомненно!

Но почему же нам* куда больше нравятся истории из разряда «она жила худо и счастливо, в 14 лет ее позвали в модельное агенство (в кино, на эстраду, you name it), потом ее острые коленки (круглые сиськи, бездонные глаза на скуластом лице) украшали каждый столб, она была использована каждым агентом, блевала в каждом туалете, а потом умерла в 27 от передоза/анорексии/самоубилась»?

Почему, смотря наТесс мы видим не классическую историю успеха (причём по мужской модели — без разрушения, переделки и преодоления себя), а начинаем жалеть ее «больные коленочки», обсуждать ее здоровье и формат ее тела? Женский успех вне патриархальных рамок того, в чем женщина должна «успевать» — это до сих пор что-то, остающееся вне поля зрения. А жаль. You go, girl!»

В прошлом году к нам во Владивосток приезжала Дуня Александрова — создательница модельного агенства «Люмпен» — у меня был когнитивный диссонанс и культурный шок. Это агентство фокусируется на людях с неконвенциональной внешностью — такой, про которую общественный договор умалчивает. Люди, про которых мы бы никогда не подумали, что они — звёзды мировых недель моды и пользуются невероятной популярностью во всевозможных нью-йорках и парижах, сейчас на пике моды. Для меня тогда это стало окном в дивный новый мир — мир, где можно быть любым и при этом всё равно считаться красивым. А ещё — видимым.

Главред сайта «Кинопоиск» Татьяна Шорохова написала про обложку с Тесс: «Главное, что девушкам с ее формами говорят: вы есть. И не надо этого стесняться. От этого самооценка зашибись поднимается. А вместе с ней появляется любовь к себе. И если девушка захочет, она себя может изменить. А может и не менять. Главное — вам не должно быть до этого никакого дела».

Прекрасный мир будущего будет выглядеть так: все люди — любых цветов, комплекций, сексуальных ориентаций и гендеров, любых состояний здоровья — физического и ментального — будут видимы. В литературе, кино, рекламе и в реальной жизни никто не будет стесняться себя и дискриминировать других. И всем будет место. Скорей бы.

Фото: Cosmopolitan/Ben Watts

Оставьте ответ