Порно и любовницы — скандалы королевской семьи

0

000352.384024.1249 - Порно и любовницы — скандалы королевской семьи

Фото:
Lenta.ru

Женский форум

Все новости на карте

В январе принц Гарри и его супруга Меган Маркл объявили об отказе от привилегий и обязанностей членов британской королевской семьи. С тех пор вышло несколько книг, авторы которых пытались разобраться в истинных причинах конфликта, разразившегося за спиной королевы. Последняя из них — «Обретая свободу» Омида Скоби и Кэролин Дюран — появилась на прилавках в начале августа и сразу же стала международным бестселлером. «Лента.ру» изучила три главные книги о Гарри и Меган.
Общая канва произошедшего знакома всем, кто следит за жизнью британской королевской семьи. Американская актриса Меган Маркл познакомилась с принцем Гарри четыре года назад на свидании вслепую. Спустя три месяца он признался ей любви, а через год, во время поездки в Африку, сделал предложение. Официально о помолвке объявили лишь в ноябре, и к тому времени Меган успела ощутить всю ненависть придворных и британской желтой прессы. Отношения с братом Гарри принцем Уильямом и его женой Кейт Миддлтон у нее, по слухам, тоже не заладились.

Травля Меган не прекратилась ни после свадьбы, ни после рождения первенца. Понимая, что долго так продолжаться не может, в королевской семье обсуждали различные варианты, которые позволят Гарри уехать из Великобритании, — например, в качестве генерала-губернатора Австралии или официального представителя короны в Африке. Ни того, ни другого не произошло, и в итоге решение об отъезде супруги приняли сами. В январе 2020 года Гарри и Меган объявили об отказе от части привилегий и обязанностей, полагающихся членам королевской семьи, и уехали сначала в Канаду, а затем в США.
Первой книгой о подоплеке конфликта стала «Война в королевском семействе» Дилана Говарда и Энди Тиллетта, опубликованная в конце июня. Ее авторы тщательно изучили все публикации о Гарри и Меган, однако собственных источников, способных добавить что-то новое, у них, похоже, не было. Как ни странно, в некоторых случаях это оказывается скорее плюсом. Отсутствие близких связей с королевской семьей и ее окружением развязало им руки и позволило упомянуть вещи, которые обходят стороной в других книгах.
Почти одновременно с «Войной в королевском семействе» вышла еще одна книга. «Меган и Гарри: настоящая история» написана леди Колин Кэмпбелл, которая, по определению Говарда и Тиллета, была «одним из самых горячих и откровенных критиков Меган». Судя по всему, Кэмпбелл выражает мнение тех самых придворных, которые ненавидели Меган. Книга не пропускает ни одной сплетни, которую обсуждали в закрытых чатах в WhatsАpp — если, конечно, они вписываются в выстраиваемую ею картину.

Это довольно своеобразное чтение. 71-летняя Кэмпбелл присутствует почти на каждой странице, сыплет именами провинциальных маркиз и графинь, с которыми ей доводилось беседовать за чашкой чая, и не скрывает неприязни к собственным героям. Она называет Меган умной, настойчивой и трудолюбивой, но всякий раз предельно ясно, что в ее устах это не комплименты, а худшие ругательства. К финалу невольно узнаешь об авторе куда больше, чем хотелось бы, причем образ ее напоминает скорее карикатурную злодейку из старого диснеевского мультфильма, чем живого человека.

Последняя книга — «Обретая свободу» Омида Скоби и Кэролин Дюран — написана с позиций самих Гарри и Меган, и хотя ее авторы уверяют, что не беседовали с ними лично, трудно отделаться от впечатления, что это лукавство. Если Кэмпбелл переборщила с ядом, то у Скоби и Дюран слишком много сахара. Их Гарри и Меган получились до смешного положительными. Поводы для восхищения обнаруживаются в самых странных местах: на одной странице волосы Гарри неожиданно описаны словами «знаменитые рыжие локоны», на другой Меган, занимаясь йогой, встает в «идеальную позу воина».

Ни в одной из книг нет сногсшибательных сюрпризов, никто не открывает Америку, в лучшем случае добавляя интересные детали к уже известным фактам. Однако то, как они это делают, о чем предпочитают писать, а что пытаются обойти стороной, выдает немало интересного.

Королевский двор

Хотя формально бабушка принца Гарри — глава Соединенного Королевства, и без ее согласия не принимается ни один закон, на практике английские монархи не прибегали к праву вето со времен Петра I. Традиции мешают членам королевской семьи пользоваться даже тем влиянием, которое могли бы дать деньги — которых, к слову, у них куда меньше, чем можно было бы предположить. Эксперты оценивают стоимость всех королевских владений в 88 миллиардов долларов (6,5 триллиона рублей). При желании основатель интернет-магазина Amazon Джефф Безос мог бы купить британскую корону с потрохами и остаться богаче Илона Маска или Марка Цукерберга.

Красивые титулы не столько помогают, сколько осложняют жизнь членам королевской семьи. Негласная традиция возлагает на них массу обязанностей: они ежедневно посещают благотворительные мероприятия в английском захолустье, открывают провинциальные супермаркеты, изредка ездят за границу с необязательными дипломатическими миссиями. За соблюдением всех правил, традиций и ритуалов следят придворные, ожидающие, что с их мнением будут считаться, а указания беспрекословно исполнять.

Предполагается, что члены королевской семьи будут советоваться только со своими официальными советниками и действовать соответственно. Все эти советники — профессионалы, посвятившие себя поддержанию эффективности британской политической системы с монархом во главе, и они не менее преданы монархии, чем священники, раввины и имамы — своим религиям

Никаких реальных рычагов давления на королевских особ у них нет, однако сделать жизнь своих подопечных заметно менее приятной они вполне могут. Именно с таким отношением столкнулась Меган Маркл — это не отрицает даже леди Колин Кэмпбелл, хотя с ее точки зрения неприятие было более чем заслуженным. Из ее изложения следует, что придворные с самого начала считали ниже своего достоинства повиноваться невесте принца Гарри и возмущались, когда она не принимала это как должное.
«Мы были крайне поражены, когда обнаружили, что эта второстепенная телеактриса из Калифорнии так требовательна», — цитирует она слова одного из слуг, готовивших свадьбу Меган и Гарри. «Вопиющая надменность и высокомерие», — жаловался другой. Недовольство обоих объяснялось тем, что перед свадьбой Меган предложила поставить в часовне Святого Георгия освежители воздуха (и ее можно понять: аромат мебели, которую не меняли со времен войны Алой и Белой розы, выдержит не всякий). Судя по тому, что аналогичное желание Кейт Миддлтон не вызвало у прислуги лишних вопросов, дело было не в самой просьбе.
Меган отвечала придворным взаимностью: отказывалась слушаться, выгоняла приставленных к ней помощников и в итоге заменила их собственными. Но даже после этого сотрудники дворца продолжали чинить ей препятствия. С их подачи о любых проступках Меган и Гарри, реальных или мнимых, немедленно узнавали репортеры желтых газет.
За компанию доставалось и принцу Гарри: в книге леди Колин Кэмпбелл не без одобрения упоминается, что за спиной подчиненные называли его «Гарри-минет» — подразумевалось, что это единственное, что волнует принца. На соседних страницах автор смакует детали порнофильма, которым обменивались приближенные к королевской семье. Все были убеждены, что в нем снималась Меган, и Кэмпбелл тоже склонялась к этому мнению. Исполнительница в порно, с ее точки зрения, стонала «в манере, напоминающей игру Меган в “Форс-мажорах”», а ее несходство с настоящей женой принца Гарри Кэмпбелл списала на пластическую хирургию.

Супруги пытались жаловаться другим членам королевской семьи, но подобные разговоры ни к чему не вели, а их детали немедленно сливались одной из британских газет. К тому времени во дворце осталось всего несколько человек, которым они могли доверять

Гарри считал, что придворные не остановятся ни перед чем, чтобы сделать жизнь Меган невыносимой, пишут Скоби и Дюран. Вопрос лишь в одном: почему?

Не пара

Мать Меган Маркл — чернокожая женщина, поэтому цвет кожи избранницы принца сразу оказался в центре внимания. После первых же публикаций о романе Гарри и Меган в 2016 году Кенсингтонский дворец выступил с беспрецедентным заявлением и осудил расистские выпады против подруги принца. И публикации в таблоидах, и особенно комментарии, которые оставляли их читатели, действительно давали для этого повод.
Авторы «Войны в королевском семействе», отражающей позицию британской желтой прессы, настаивают на том, что упреки были незаслуженными. Так считает и леди Колин Кэмпбелл, которая не одну страницу посвятила развенчанию мифа о расистской подоплеке всеобщей нелюбви к Меган. Если верить ее словам, расизм в Великобритании полностью изжит и даже преследуется по закону, поэтому цвет кожи супруги принца был скорее преимуществом, чем недостатком.
Кэмпбелл упоминает несколько случаев, в которых Меган и ее мать становились жертвами предрассудков, но тут же поясняет, что в таком отношении к людям другой расы нет ничего предосудительного, и считать иначе — излишняя чувствительность. К примеру, когда Меган была маленькой, белые соседи часто принимали ее чернокожую мать за прислугу. По словам Кэмпбелл, тут не на что обижаться: это был хороший район, где живут преимущественно белые люди, немудрено ошибиться.

Другой инцидент произошел уже после знакомства с принцем Гарри: жена двоюродного брата Елизаветы II намеренно надела на встречу с Меган старинную брошь в виде африканца с чалмой, напоминающего расистскую карикатуру. Кэмпбелл сочла обиду Меган признаком невежества: американка, по ее словам, даже не поняла, что на броши изображен не простой негр, а венецианский мавр. Судя по всему, в королевском окружении таких взглядов придерживались многие.
В то же время Кэмпбелл признает, что цвет кожи Меган «не мог не стать проблемой». Но не для просвещенных британцев, а для жителей других, менее прогрессивных стран.

В их представлении мужчине одного сословия не подобает водиться с женщинами другого. Исключением могут быть интрижки с особами легкого поведения, но их следует держать в секрете. Более серьезные отношения непозволительны

Трудно понять, на кого намекает Кэмпбелл. Великобритания — один из последних оплотов монархии в Европе, и даже в тех странах, где королям удалось избежать гильотины, к ним относятся без особого пиетета. Достаточно вспомнить, что не так давно бывшему испанскому монарху Хуану Карлосу I пришлось уехать из Испании из-за обвинений в коррупции.
Куда проще поверить, что на мнимых иностранцев проецируются вполне реальные взгляды королевского окружения. Для них Меган не просто не той расы и сословия, она чужак, никогда не станет своей и, что еще хуже, даже не стремится к этому.

Тема расизма в Великобритании связана с вопросом о том, кого именно можно считать настоящим англичанином. Ее выдают мелкие проявления предвзятости или микроагрессии, как в том случае, когда сотрудник дворца признался одному из авторов этой книги, человеку смешанной расы, что не ожидал от него такой манеры изъясняться, или Daily Mail опубликовала статью «Напоминание для Меган: мы, британцы, предпочитаем настоящих королев королевам моды». Ее автор критиковала Меган за публикацию в Vogue, но заголовок намекал на то, что настоящий британец — только тот, кто родился и воспитан в Великобритании, и при этом белый

С похожим неприятием сталкивались и другие женщины «неподходящего» происхождения, которым приходилось иметь дело с окружением королевской семьи. В прошлом у принца Гарри были долгие отношения с Челси Дэви — дочерью белого миллионера из Зимбабве, который был большим другом диктатора Роберта Мугабе. В прессе и среди придворных Дэви называли «дешевкой», таблоиды увлеченно издевались над ее внешностью и рассказывали о несуществующей ссоре с женой принца Уильяма Кейт Миддлтон. С Меган история повторилась — но с десятикратной силой.

Глупый Гарри

Если Меган леди Колин Кэмпбелл ненавидит, то Гарри считает дураком и тряпкой. Все дело в плохом воспитании, в котором она винит его мать принцессу Диану (в начале 1990-х другая книга Кэмпбелл сыграла важную роль в травле Дианы, и она, похоже, до сих пор этим гордится).
Большую часть жизни королева Елизавета II не была главной даже в собственной семье. За эту роль негласно боролись ее муж принц Филипп и королева-мать, скончавшаяся в 2002 году, когда Елизавете II было 76. «Степень власти, которой пользовалась королева-мать, поражала», — пишет Кэмпбелл. Она до последнего старалась поддерживать традиции — в частности, требовала, чтобы даже близкие друзья и родственники обращались к особам королевской крови как можно формальнее. В молодости это заметно осложнило жизнь принца Чарльза, которому приходилось следить за тем, чтобы любовницы не забывали называть его «сэр».
В 1990-е заведенный порядок стал давать слабину. Королева предпочитала простоту: вместо того чтобы дожидаться завтрака, она ела остатки вчерашнего обеда прямо из пластиковых контейнеров. Стареющего Филиппа больше всего волновали охота и рыбалка, а принцесса Диана не хотела слышать никаких «сэров» и «высочеств» в адрес маленьких Гарри и Уильяма. Из-за этого, по мнению Кэмпбелл, воспитание принцев серьезно хромало, особенно у Гарри, который с детства понимал, что королем будет его брат, а он навсегда останется на вторых ролях и до конца жизни будет перерезать ленточки на открытии супермаркетов.
Недоброжелатели утверждают, что в школе Гарри не хватал звезд с неба. «Ему просто недоставало ума, чтобы адекватно справляться с нагрузкой в таком академическом учебном заведении», — цитирует Кэмпбелл слова одного из выпускников Итона, где учился принц. «До сих пор ходят истории о том, как школа специально упрощала экзамены, чтобы Гарри мог их сдать, а он все равно их проваливал», — говорит другой. Поведение его тоже оставляло желать лучшего. «Мне известен случай, когда он совершенно без всякой причины попытался напасть на ровесника своего отца», — пишет Кэмпбелл.

Любопытно, что она дипломатично пропускает первое десятилетие 2000-х, когда молодые и пока еще неженатые Гарри и Уильям вели разгульную жизнь. В «Войне в королевском семействе» рассказывается, что одно время они так часто бывали в одном из лондонских ночных клубов, что им выделили постоянные места и отдельного бармена. «Через юных принцев шла бесконечная череда преимущественно русских девушек», — пишут Говард и Тиллетт. Именно к тому периоду относится скандал, который разразился, когда принца Гарри сфотографировали на вечеринке в костюме нациста со свастикой на рукаве. Тогда же на первых полосах таблоидов опубликовали фотографию его обнаженных ягодиц: он поехал с друзьями в Лас-Вегас, напился и играл в бильярд нагишом.

Ему было суждено провести остаток жизни за благотворительностью (он был только за), путешествиями (аналогично) и распутством. Такова была наклонная плоскость, по которой катился Гарри до встречи с Меган. Сердитый пьяный принц, потерявшийся солдат, запутавшийся и ранимый мужчина, не имеющий ни малейшего представления о том, кто он такой и, более того, зачем он нужен

Кэмпбелл проявляет некоторую благосклонность к Гарри лишь в эпизоде, когда его пытались сосватать с Крессидой Бонас — малоизвестной моделью с хорошей родословной: мать — леди Мэри-Гей Джорджина Лорна Керзон, отец — восьмой граф Хау. «Какое-то время казалось, что они идеально подходят друг другу, — пишет она. — Оба атлетичны, красивы, богемны, и у нее был важный плюс: она целиком и полностью относилась к британскому высшему классу».
Надолго Бонас не хватило — а вскоре Гарри познакомился с Меган. Больше всего ранее неизвестных подробностей об этой поре приводят Скоби и Дюран. Как выясняется, в 2016 году у Гарри были секретные аккаунты в Instagram и Facebook, он пользовался ником SpikeyMau5, а на его аватаре был изображен король Джулиан — лемур из мультфильма «Мадагаскар». Когда он общался с Меган в интернете, то часто использовал эмодзи в виде привидения, что казалось ей очень милым. А во время поездки в Африку — той самой, где Гарри предложил ей руку и сердце, — Меган без всяких церемоний сходила в кустики по нужде и таким образом опровергла самый известный миф о принцессах.

Королевские войны

Британские таблоиды много писали о том, что одним из поводов для ухода Гарри и Меган из королевской семьи стала затяжная холодная война между ними, старшим братом Гарри принцем Уильямом и его супругой Кейт Миддлтон. Разобраться в том, что же произошло в действительности, не помогает ни одна из книг. Все сходятся в том, что отношения между братьями действительно охладели (хотя и степень, и причины, похоже, преувеличены). А вот со ссорой Меган и Кейт все куда интереснее.

«Война в королевском семействе» вспоминает многочисленные публикации в Daily Mail, рассказывающие о том, как оскорбленная Кейт пыталась подавать Меган сигналы различными костюмами и украшениями. Меган, очевидно, незнакомая с таким методом коммуникации, ничего не замечала. В результате Кейт то и дело безутешно рыдала. «Обретая свободу» упоминает противоположный случай: якобы Кейт обидела Меган в самом начале их знакомства, когда уехала в магазин без нее. И это при том, что знала, что та тоже собирается, могла бы и подвезти. Меган не плакала, но осадочек остался.
Кейт и Меган в этих историях выглядят на редкость инфантильными: если не знать, что обеим под 40, можно решить, что речь идет о школьницах. Причина, вероятно, в том, что все эти обиды — чистая выдумка, почти не имеющая связи с реальностью. Британские таблоиды не впервые изобретают такие байки про жен членов королевской семьи.
В 1990-е таблоиды постоянно писали о смертельной вражде между принцессой Дианой и бывшей супругой принца Эндрю Сарой Фергюсон, хотя в действительности они были близкими подругами. Такой же выдуманный конфликт разворачивался между Кейт Миддлтон и подругой Гарри Челси Дэви. Авторы этой сплетни одним ударом убивали двух зайцев. Согласно слухам, которые они распускали, Челси Дэви обижала Кейт, потому что была неотесанной деревенщиной (и потому не годилась для принца Гарри). В свою очередь, Кейт обижалась, потому что была безвольной карьеристкой, готовой на все ради выгодной женитьбы (и потому не годилась для принца Уильяма).
Сейчас трудно в это поверить, но поначалу британская желтая пресса ненавидела и Кейт Миддлтон. К ней тоже придирались, ей тоже выдумывали оскорбительные прозвища, ее тоже не любили придворные — хотя и не до такой степени, как Меган. В прошлом через что-то похожее прошли многие. Лучше всего известна многолетняя травля матери принцев Гарри и Уильяма принцессы Дианы, которая закончилась ее гибелью, но доставалось и другим — например, бывшей жене принца Эндрю Саре Фергюсон. Когда после рождения второго ребенка она поправилась до 90 килограммов, газетчики прозвали ее «свининной герцогиней». А в 2010 году Globe вышел с заголовком «Ферги спит с богачами за деньги» (Ферги — газетное прозвище Сары Фергюсон — прим. «Ленты.ру»). Дворец традиционно промолчал.
Таблоиды, как правило, не трогают только королеву, принцев и других особ, принадлежащих к королевской семье по праву рождения. Например, они почти не вспоминают, что принц Эндрю не только дружил с американским финансистом Джеффри Эпштейном, который поставлял несовершеннолетних девочек богатым и влиятельным педофилам, но и, по рассказам жертв, лично участвовал в изнасилованиях.
В книге леди Колин Кэмпбелл нет ни слова обвинений в адрес принца Эндрю, а он сам ставится в пример Гарри как «дисциплинированный аристократ и член королевской семьи», придерживающийся традиционных норм поведения. В промегановской книге «Обретая свободу» этот вопрос закрыт короткой ремаркой, согласно которой Меган и Гарри предпочли воздержаться от обсуждения деяний принца Эндрю.

Принц Уильям — будущий король, занимающий второе место в очередности наследования престола, — пользуется той же привилегией. И таблоиды, и книги аккуратно обошли слухи о его ссоре с Кейт, которые неожиданно просочились в респектабельные The Guardian и The Times (обычно обе газеты игнорируют суету вокруг королевского семейства). Согласно им, Кейт Миддлтон потребовала от Уильяма разорвать все отношения с маркизой Чамли Роуз Хэнбери — их соседкой. Сперва провинциальные аристократы сплетничали об этом в WhatsАpp, но вскоре их разговоры выплеснулись на публику через популярного британского телеведущего Джайлза Корена. Он написал в Twitter, что да, речь идет о супружеской измене, и все, по его словам, о ней уже знают.
Явное умалчивание таких заманчивых для желтой прессы историй породило теорию заговора, согласно которой Гарри и Меган служили невольными громоотводами для публичного гнева. Когда королевская семья хотела отвлечь внимание от интрижек принца Уильяма, газетам сливали байки про обострение конфликта с Гарри, а январский отъезд Гарри и Меган в Америку якобы был задуман для того, чтобы заглушить скандал с принцем Эндрю, разразившийся в ноябре. Никаких подтверждений этому нет.

За дверями Сандрингема

Но, похоже, и Меган, и Гарри действительно хотели вырваться на свободу — и Эндрю тут ни при чем. Гарри надоело играть второстепенную роль рядом со старшим братом и слыть семейным шутом. Меган устала от пассивно-агрессивного королевского окружения и таблоидных уколов. Рано или поздно их терпение должно было лопнуть. Оба понимали, что у них и без королевы хватит средств для безбедной жизни, в которой не нужно унижаться перед придворными и следовать бессмысленным традициям. Состояние Меган еще до знакомства с Гарри оценивалось в пять-семь миллионов долларов (370-520 миллионов рублей), у Гарри было от 25 до 40 миллионов фунтов стерлингов (2,4-3,9 миллиарда рублей).

Забавная половина такой жизни — возможность оказаться в мире частных самолетов, славы, королевских титулов и статуса — это круто. А вот то, что нельзя говорить что хочется и когда хочется, что приходится под дождем открывать унылые развлекательные центры перед ордами простых людей, что нужно терпеть жуткие шуточки дяди Эндрю и постоянное осуждение Уильяма и Кейт — не очень…

Пожалуй, главное открытие во всех трех книгах — новые подробности о подготовке январского заявления об отказе от привилегий и обязанностей, которые приводят Скоби и Дюран. До сих пор считалось, что Меган и Гарри не предупредили о своих намерениях ни королеву, ни других членов семьи — и тем самым оскорбили всех. В действительности, если верить «Обретая свободу», Гарри еще в декабре сообщил об отъезде Елизавете и своему отцу — принцу Уэльскому Чарльзу. В его электронном письме не было подробностей — Гарри боялся огласки, и, как оказалось, не зря. Кто-то из придворных, как водится, слил письмо таблоидам, что ускорило дальнейшие события.

Роль королевы в этой истории тоже оказалась несколько другой, чем писали британские газеты. 6 января, еще до официального заявления, Гарри и Меган прилетели в Лондон, чтобы встретиться с Елизаветой, но неожиданно получили отказ. Придворные сообщили, что королева отдыхает и воздержится от встреч до 29 января. Источники Скоби и Дюран предполагают, что это было продуманной стратегией: королева не хотела разговаривать с Гарри в присутствии Меган и ждала ее отъезда в Канаду, где остался их маленький сын. Меган предлагала поехать к королеве в Сандрингемский дворец без разрешения — и там будь что будет. Гарри решил не торопиться, но это не помогло. Чем все кончилось — мы уже знаем.

Понравилась статья?
[Все Оценки: 0 Общий Рейтинг: 0]

Оставьте ответ